Во всем виноваты профаны-аграрии


Колонка Дмитрия Николаева, председателя союза промышленных пчеловодов таможенного союза

Ситуация с массовой гибелью пчелиных семей поднимает два извечных вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?» Ответ на первый, увы, очевиден: в 95 случаях из 100 вина лежит все-таки на сельхозпроизводителях. И дело не только в банальном «не предупредили».

Дело в том, что с увеличением посевов прибыльного для фермеров рапса поля стали распахивать уже чуть ли не вплотную к населенным пунктам. Обрабатывают их — для экономии времени — зачастую с воздуха. И тут уже не только пчелам несладко приходится. У нас скопилась масса видеоматериалов, на которых видно, как химию распыляют с самолетов, вертолетов, над водоохранными зонами, без учета времени суток и скорости ветра… С воздуха льют химикаты, ветер гонит их на населенные пункты (уже есть случаи обращения людей в больницы) — совершенно неграмотный подход и вопиющее нарушение санпина. А уж про предупреждающие таблички для населения и говорить не приходится: кто их видел?
Пасечникам, пострадавшим от этих сельхоз-бездарей, к сожалению, правду найти крайне сложно. Не имея нужных реактивов (ветстанции у нас по большей части «заточены» на болезни пчел, а не на их гибель от потравы), ветеринарные лаборатории часто ставят диагнозы, что называется, от фонаря. Были случаи, когда в день обработки полей у нескольких пчеловодов резко гибли в ульях все пчелы, а ветслужба ставила вердикт: умерли от старости. Были случаи, когда пчеловоды бегали по деревне в поисках герметичных целлофановых пакетов и прочего «снаряжения», потому что ветеринары приезжали забирать пробы абсолютно неподготовленными. Не горят энтузиазмом вешать на себя «глухарей» и участковые. Но даже если, обив сто порогов, пасечник и доходит до суда (большинство, махнув рукой, просто сходят с дистанции), штраф за нарушение санпина у нас — до 10 тысяч рублей, то есть смехотворный не только для агрохолдингов, но и для рядового фермера-частника.
Свою лепту в общую картину хаоса вносит и контрафакт инсектицидов, о чем уже открыто говорят и в Россельхозе, и в Роспотребнадзоре. Но только говорят. На сегодня в стране нет органа, который бы осуществлял надзор за должным применением агрохимии. В 2011 году Минэкономразвития отобрал эти полномочия у Россельхознадзора, но так в итоге никому и не передал.
Что делать? Увеличивать штрафы, контролировать «химию», оснащать ветлаборатории, запрещать к использованию препараты 1-го, самого «ядреного», класса опасности хотя бы в радиусе 7 километров от населенных пунктов (на Западе этот запрет вступает в силу с 2020 года), четко и подробно расписать порядок уведомления об обработках полей, принять наконец закон о пчеловодстве… Государство должно взять на себя функцию регулирования этой сферы, ведь она касается не только пасечников: гибель пчел — индикатор экологического неблагополучия, вымрут они, не станет, быть может, и нас. И последнее.
В 2021-м Россия будет принимать самый престижный международный конгресс по пчеловодству Apimondia, выставку ApiEXPO. Было бы странно делать это на фоне тотального отечественного пчеломора. А значит, надо действовать.
Источник: vm.ru

Сейчас читают: