Суровые муравьи и другие опасные насекомые захватывают Крым


К Крыму подбираются суровые даже по меркам южноамериканской природы аргентинские муравьи – опасные сельхозвредители. На побережье Средиземного моря, за тысячи километров от исконных мест обитания «аргентинцев», уже сформировалась суперколония. И она неуклонно расширяет границы своих владений.
Мало того, что эти муравьи вредят полям фермеров, они еще и селятся в домах, а еще, активно и очень быстро размножаясь, вытесняют местных «родственников».
Но эти американские муравьи станут не первыми и не последними мигрантами на полуострове. За последние двадцать лет множество новых видов насекомых перебралось и обосновалось в Крыму. И процесс этот идет все быстрее.
Шестиногие мигранты движутся с юга. Это, считают ученые, последствия глобального потепления. Меняется климат, и теплолюбивые насекомые осваивают новые территории.
Природа устроена так, что каждое живое существо производит себе подобных с запасом. Лучшие выживут. Остальные или погибнут, или попытаются освоиться за пределами уже обжитой территории. В обычных условиях процесс этот очень медленный.
Но в последнее двадцатилетие сошлись два фактора: изменение климата и выросшая интенсивность перемещения людей и грузов.
Насекомым даже не надо утруждать ноги и крылья — до новых мест можно доехать в чемодане или грузовом контейнере.
Пятнадцать лет назад в Крыму впервые «заявил о себе» закавказский древесный богомол. Теперь именно он — самый крупный представитель отряда богомолов на полуострове (достигает 8 см в длину). В 2019 году была обнаружена гигантская смоляная пчела, поселившаяся на лоджии здания Таврической академии Крымского федерального университета. Родина ее — Япония и Китай.
Если заметите в доме небольшие изящные глиняные «амфоры» — это дело лап еще одного мигранта, азиатской осы сцелифрона. Отважная охотница лепит горшочки из глины, размещая в них яйца и пищу для потомства — парализованных пауков. Оставляет оса эти капсулы в укромных уголках книжных шкафов, складках одежды, висящей на вешалках и других темных местах.
Затрагивают ли каким-то образом шестиногие мигранты наши, человеческие, интересы?
«Помните, прошла волна сообщений о гибели пальм на Южном берегу? Виновника выявили, он тоже из «понаехавших»: южноамериканский пальмовый бурильщик, — рассказал профессор кафедры экологии и зоологии Таврической академии КФУ Сергей Иванов. — Гусеницы питаются пальмами, просверливая отверстия в живых сочных частях веерных пальм, что приводит к гибели растений. Но крымские пальмы пришлись по вкусу и другому мигранту, красному пальмовому долгоносику. Этот крупный, до 5 сантиметров, жук родом из Юго-Восточной Азии. Считается, что все эти виды переселились на другие континенты благодаря деятельности человека, например, вместе с посадочным материалом или грузами».
Стремительно добралась до полуострова бабочка самшитовая огневка. Сначала появилась в Германии и там до голых веток съела весь самшит. В 2014 году ее обнаружили на Кавказе в Сочи. Там она сожрала все самшитовые реликтовые рощи, а заодно и самшит, высаженный в парках. С 2015 году отмечена в Крыму. Крым от огневки спасают инсектициды.
Иногда вселенцы на своей родине ведут себя скромно. А когда переселяются на новые территории, то становятся настоящей «головной болью». Лучший пример — колорадский жук. На родине его едят многие местные птицы, контролируя численность вида. А оторвавшись от родных мест, жук ушел и от потенциальных врагов.
Печальное зрелище представляют к концу лета каштаны в Симферополе и других крымских городах.
«Сейчас все каштаны поражены каштановой минирующей молью — не найдете ни одного дерева, у которого бы были целыми листья, без сухих коричневатых проплешин. Эти проплешины — места, выеденные гусеницей этой моли, — объясняет Сергей Иванов. — Причем родина моли до сих пор неизвестна, настолько незаметно было там ее существование. А переселилась — и стала опасным вредителем».
…Каждый год с приходом весны крымские СМИ не устают писать о клещах. Но когда-то не было в Крыму иксодовых клещей, переносящих энцефалит. Это тоже мигранты, пусть и давние. Они прибыли на полуостров вместе с дальневосточными кабанами, которых выпустили в крымские леса.
А что насчет других опасных болезней, переносимых насекомыми? Пока неизвестно, чего ждать в этом смысле от «понаехавших».
Но вот комар-анофилис, переносчик малярии, в Крыму есть. И он как раз из местных. Другое дело, отметил Сергей Иванов, что в Крыму в природной среде нет самого возбудителя, малярийного плазмодия. Но теоретически может появиться. Множество крымчан отдыхают в экзотических странах, в том числе неблагополучных по малярии. И если привезут оттуда болезнь и сложится благоприятная для распространения ситуация, крымские анофилисы смогут стать разносчиками малярии.
Нашествие с юга крымской природе все-таки грозит больше, чем людям. Любой пришелец отнимает ресурсы у местных.
В общем, грабит среди бела дня. И с этим уже ничего не поделаешь.
Переселяются в Крым не только насекомые. И часто пришельцы активно теснят местные виды. Например, на полуострове карась серебряный захватил территории аборигена, карася обыкновенного. Сейчас крымские водоемы осваивает ушастый (он же солнечный) окунь, пришелец из Северной Америки. Завезенный рак длиннопалый вытеснил своего короткопалого родственника. Сирийский дятел теснит нашего пестрого.
А в Симферополе пруды и реки захватывает экзотическая красноухая черепаха, приспособившаяся к местным зимам: конкурент местной болотной черепахи, занесенной в Красную Книгу.
Источник: news.allcrimea.net