Первые после коронавируса. Саранча опустошает мир


В 2020 году нашествие пустынной саранчи (лат. Schistocerca gregaria) на страны Восточной Африки, Аравийского полуострова и Южной Азии привело к продовольственному кризису в этих странах.
На грани голода оказалось около 19 млн человек из-за разорения посевов пшеницы, кукурузы, хлопка и прочих культур.
И, казалось бы, такие нашествия для различных регионов мира вполне себе обыденны, к ним привыкли и местное население, и мировое сообщество – когда насекомые наносят урон сельскому хозяйству. К определенной части убытка фермеры уже приготовляются заранее, списывая некий процент урожая на проклятых насекомых, справиться с которыми можно только сильнодействующей химией.

Из минусов:
— слишком затратно для бюджета (химия – не всегда дешевое средство);
— сложно скрыть об общества;
— уничтожение самих культур (потеря качества);
— обезвоживание земель и отравление воздуха для будущих посевов, особенно там, где земля – на вес золота, а от нее зависит бюджет страны

Зачастую проще отдать орде насекомых часть посевов, чтобы сохранить оставшуюся. И все бы ничего, но если в 2018 году популяция саранчи выросла в 400 раз, то в 2019 году — в 8000 раз. Вместе с коронавирусом на Восток пришла и саранча.
Если пустить ситуацию на самотёк, то по данным ООН к июню 2020 года количество пустынной саранчи вырастет еще в 500 раз. В настоящее время зафиксировано порядка 18 роев по 50 млрд особей в каждом, всего около 900 млрд насекомых.

География жуткого нашествия

Самое большее численностью насекомых нашествие зафиксировано в Африке, особенно в восточной ее части.
Саранча уничтожает посевы в Кении, Уганде, Эритрее, Сомали, Эфиопии, Южном и Северном Судане, Джибути и Танзании. Для маленьких стран, вроде Джибути и Уганды – саранча равносильна голодной смерти, так как площадь и без того небольших территорий для злаков полностью выгрызается насекомыми. Таким странам остается надеяться только на помощь соседей, и то, исключительно гуманитарную.
Другая часть саранчи идет мамаевой ордой по Азии – уничтожая посевы Йемена, Саудовской Аравии, Ирака, Ирана (где последнее нашествие саранчи было зафиксировано почти 50 лет назад), Пакистана, Индии (нашествие саранчи стало сильнейшим за последние 60 лет) и Бангладеша. Также твари добрались и до островного Бахрейна, устроив там операцию «Буря в пустыне».
При этом как минимум половина этих стран экспортирует по всему миру в промышленных масштабах важную сельскохозяйственную продукцию самого разного рода, от пшеницы и арахиса до хлопка и конопли. А вторая половина – охвачена различными военными и социально-политическими конфликтами, плотность населения здесь зачастую огромна, и большая часть его живет ниже черты бедности. Все это создает предпосылки для новых кризисов, войн и гуманитарных катастроф
Кстати, Китай поступил весьма оригинально – вместо обычных пестицидов, инсектицидов и средств их распространения он собирается подарить Пакистану около 100 тысяч уток, для которых все прямокрылые являются типичным рационом. А каждая утка в день может съесть более 200 экземпляров саранчи.

Последствия

Для тех стран, где бушует саранча – самые различные. Если Индия и Саудовская Аравия, а также Иран и Бахрейн смогут пережить этот катаклизм, в большей или меньшей степени, располагая и техникой, и средствами борьбы, а также финансами, то для некоторых стран – это может обернуться настоящей проблемой с питанием. Особенно, африканских стран.
Для России это может грозить поднятием цен в отраслях, где есть наши интересы и развитые торговые отношения.
К примеру, основная доля импорта России из Индии в 2019 году приходилась на следующие товары: машины, оборудование и транспортные средства — 1,24 млрд долларов (31,5% от всего объёма импорта России из Индии), продукция химической промышленности — 1,20 млрд долларов (30,5%), в том числе фармацевтическая продукция — 0,63 млрд долларов (16,1%) продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье — 0,72 млрд долларов (18,3%).
Особенно проблема цен может коснуться лекарств, которых в России из Индии довольно много, и многие из них крайне эффективны
Про Саудовскую Аравию, наверное, говорить и не приходится. Равно как и про Китай. Иран и Ирак – наши торговые партнеры по оружию, металлургии и промышленной продукции. В Африку мы продаем оружие чуть не в половину всех стран континента, а если упадут бюджеты этих стран, им просто не на что будет делать закупки. И правительство будет занято больше гражданской войной местного населения и борьбой с голодом, которые в тандеме сыграют плохую шутку со всеми государствам Африки.
Со стороны кажется, что вроде бы для России нет особенных неприятностей в будущем из-за подобных проблем в странах Африки, Ближнего Востока и Средней Азии. Но это только на поверхности. Когда возникают проблемы с одним государством, средней руки, то волнения в экономике незначительны. Тем более, если речь о малых странах. Но что будет, когда проблемы начнутся, а они уже начались, в таких глыбах как Китай, Индия и Аравия.
Пока строить прогнозы можно долго, и приводить бесконечные ряды чисел. Однако в последнее время политические выводы в нашей стране и действия преобладают над экономическими стратегиями. И пока мы будем решать проблемы с нефтью, мы можем получить удар с неожиданной стороны из-за мелких тварей, которые роями захватывают посевы наших торговых партнеров
Будем надеяться, что опытные страны найдут решение в самое ближайшее время, ведь саранча – проблема, которая затрагивает экономику самих оккупируемых насекомыми государств. А мы можем пока предложить свои научные методы борьбы с подобными гадами, при условии, что эти методы подойдут партнерам, и с тем запалом, от которого нам самим потом не станет тошно закупать продукцию из-за рубежа.
Источник: rusplt.ru