Ольга Перловская: «В химпроме строят стратегии на 50 лет»


О вызовах, на которые отвечает химическая промышленность, РБК+ рассказала директор по стратегическому развитию BASF в России и СНГ Ольга Перловская.

— Химпром — одна из отраслей, в которых происходят наиболее заметные технологические изменения. В каких направлениях ожидаются прорывы, как меняются стратегии химических компаний?

— Для всего человечества главный вызов в том, что к 2050 году население нашей планеты достигнет 9 млрд человек. Ожидания в отношении уровня жизни при этом растут, а ресурсы Земли истощаются. За последние лет сорок мы стали использовать в полтора раза больше ресурсов, чем раньше. Глобальная задача — повышать качество жизни, экономнее используя ресурсы. По большому счету все новые тренды, все инновации в химической промышленности так или иначе связаны с экономией ресурсов и повышением эффективности.

— Каким образом химические технологии экономят ресурсы и дают блага?

— Таких примеров масса. Например, 3D-печать позволяет не производить лишнего и предполагает применение новых долговечных материалов. Компания BASF сильна в разработке инновационных полимеров, одно из направлений, которое мы активно разрабатываем, — это как раз композиционные материалы, которые позволят применять 3D-печать в большой промышленности.

Другая область, в которую компания инвестирует значительные средства, — сырье для удобрений и средства защиты растений: все, что позволяет получать с гектара больше продукции и улучшить ее качество. На российский рынок мы ежегодно выпускаем несколько инновационных продуктов для сельского хозяйства.

— Как изобретение новых химикатов для повышения урожайности соотносится с принципами «зеленой» химии?

— У понятия «зеленая» химия» много прочтений. На мой взгляд, наиболее правильное — это как раз экономия и эффективное использование ресурсов, известная концепция устойчивого развития. Она предполагает производство с оглядкой на все возможные последствия для человека и окружающей среды.

Порой использование, казалось бы, возобновляемых и природных ресурсов вроде пальмового масла может серьезно вредить экосистеме. Если под земледелие с низким уровнем технологий использовать огромные площади, отобрав их у природы, как это делается в ряде стран Юго-Восточной Азии, то это наносит больший урон, чем небольшое эффективное сельхозпроизводство. Вообще, устойчивое развитие — уже не предмет свободного выбора, мы просто не можем иначе. Не надо думать, что эти тренды до России пока не дошли. Наша химическая промышленность заинтересована в конкурентоспособности на мировом рынке, а для того очень важно следовать принципам устойчивости. На государственном уровне разрабатывается технический регламент для химической промышленности, который должен учесть социальные, экономические и экологические факторы.

— У химического концерна, работающего в сегменте b2b, много контрагентов в разных отраслях экономики. Как вам кажется, где в России стагнация, а где точки роста?

— В целом химическая отрасль растет быстрее ВВП. Мы смотрим прогнозы развития тех или иных отраслей, но также работаем в «полях» и видим, что происходит у наших заказчиков. Интенсивно развивается сельское хозяйство. Инвестиции в нефтегазовой отрасли, нефтепереработке также не снижаются. Стратегическими направлениями в русле импортозамещения становятся пищевая и фармацевтическая промышленности. Во всех этих отраслях BASF традиционно силен.

Активно развивается и наше направление строительной химии. Мы — крупнейший поставщик материалов для строительства подземных сооружений, а метрополитен строят сейчас как никогда активно. Наши решения применяются при строительстве взлетно-посадочных полос аэропортов, например Домодедово, и при строительстве дорог, например Западный скоростной диаметр в Санкт-Петербурге. При возведении вантового моста на остров Русский технологии BASF позволили закачать бетон на феноменальную высоту, избежав его преждевременного затвердевания.

Мы видим перспективы и в стагнирующих отраслях. Например, в строительстве коммерческой недвижимости. Там объем не увеличивается, но растут требования к качеству и энергоэффективности зданий, а значит, растет спрос на наши материалы.

Зачастую нам удается продавать очень дорогие инновационные продукты и в тех случаях, когда заказчики ставят перед собой задачу снижения себестоимости. Химия здесь — очень хороший рецепт.

— Что такое кросс-индустриальный подход, который продвигает BASF?

— Это предмет нашей гордости. Кросс-индустриальный подход востребован в России больше, чем на многих других рынках. Почему? Например, в основе сельского хозяйства в нашей стране — крупные интегрированные агрохолдинги в отличие от Германии или Центральной Европы, где в основном небольшие фермерские хозяйства. Агрохолдинг — это полная цепочка, от поля до прилавка, и мы предлагаем свои решения для каждого из ее сегментов. К примеру, пшеницу выращивают с помощью наших средств защиты растений, урожай обогащают нашими витаминами и готовят корм для сельскохозяйственных животных. Для хранилищ у нас есть полиуретановая теплоизоляция, для полов для забойного цеха, где очень агрессивная среда, — у нас также есть свои решения. На пищевом производстве нужны мойка и дезинфекция — мы мировой лидер в производстве ингредиентов для специальных средств. Мы также предлагаем решения по водоочистке и водоподготовке, что особенно важно для сельского хозяйства. Другой пример — цепочки в нефтехимии или газохимии, от добычи до производства коммерческого топлива или пластиков, требующего особых добавок.

— Это реализация модного тренда — переход от бизнеса продуктов к бизнесу услуг?

— Скорее, к бизнесу, касающемуся комплексной стратегии заказчика. Имея возможность разговаривать с ним по всей цепочке добавленной стоимости, мы являемся для заказчика экспертом в том числе при обсуждении его инвестиционных стратегических проектов.

— BASF с Россией связывает 150-летняя история, которая прерывалась только на периоды исторических катаклизмов. Насколько важен для вас российский рынок, с рынками каких стран его можно сравнить?

— Действительно, в России в XIX веке было открыто первое за пределами Германии производство, которое появилось у BASF, а полностью отношения компании с Россией прерывались только во время Второй мировой войны. Стратегически в многолетней перспективе российский рынок остается очень привлекательным. Ресурсы в стране — на «пятерку». С инфраструктурой — доступом к электроэнергии, логистике — ситуация чуть хуже, но в последние годы она улучшается. Мы, как серьезный инвестор, видим рост поддержки и на региональном уровне.

— Как на вашей стратегии в России отражается непростая международная обстановка?

— В химпроме строят стратегии на 50 лет, и политическая турбулентность, безусловно, какое-то влияние оказывает, и мы его учитываем, но на таком горизонте оно минимально. Главное — большой рынок, природные и трудовые ресурсы. Наши перспективы — в сотрудничестве с российскими компаниями и игроками химической промышленности. Это реализуется в виде наших собственных производств, совместных предприятий или контрактного производства, когда мы приходим на технологическую площадку партнера со своими ноу-хау. В России порядка десяти заводов и технологических площадок с участием BASF. Если говорить о секторе, например, нефтехимии, то здесь ставка — именно на партнерство с ключевыми заказчиками.

— Стараетесь выстраивать связи таким образом, чтобы их было не разорвать?

— Здесь взаимные интересы. Это и выход к глобальному рынку, и использование российских ресурсов. Речь не только о покрытии внутрироссийских потребностей: рассматриваем возможность инвестиций в Россию и для создания экспортных производств.

Исочник: РБК.

Сейчас читают: