Неоникотиноидные пестициды сделали агроландшафт США в 48 раз токсичнее для пчел, чем 25 лет назад


Согласно новому исследованию, опубликованному в журнале PLOS One, сельскохозяйственный ландшафт Америки в настоящее время в 48 раз более токсичен для пчел и, вероятно, других насекомых, чем это было 25 лет назад, в основном, из-за широкого использования неоникотиноидных пестицидов.

Все познается в сравнении

«Этот огромный рост токсичности соответствует резкому снижению количества пчел, бабочек и других опылителей, а также птиц. Неоники похожи на новый ДДТ, за исключением того, что они в тысячу раз более токсичны для пчел, чем ДДТ», — говорит соавтор исследования Кендра Кляйн, старший научный сотрудник американской экологической ассоциации «Друзья Земли».
Используя новый инструмент, который измеряет токсичность пестицида для медоносных пчел, время, в течение которого пестицид остается токсичным, и количество пестицида, использованное за год, Кляйн и ее коллеги определили, что новое поколение агрохимикатов, главным образом, неоникотиноидных инсектицидов, сделало сельское хозяйство гораздо более токсичным для насекомых.
«Медоносные пчелы используются в качестве модели изучения для всех насекомых. Агентство по охране окружающей среды США делает то же самое, когда запрашивает данные о токсичности для целей регистрации пестицидов», пояснила она.
По словам Кляйн, неоники не только невероятно токсичны для пчел, они могут оставаться токсичными в окружающей среде более 1000 дней.
«Хорошая новость в том, что нам не нужна неоникотиноидные пестициды. У нас есть четыре десятилетия исследований и доказательств того, что агроэкологические методы ведения сельского хозяйства способны предоставить нам пищу без уничтожения опылителей и птиц», — говорит она. Поскольку количество насекомых сократилось, число птиц, поедающих насекомых, также уменьшилось.
Неоникотиноидные инсектициды используются более чем на 140 различных сельскохозяйственных культурах в более чем 120 странах. Они поражают центральную нервную систему насекомых, вызывая чрезмерную стимуляцию их нервных клеток, паралич и смерть.
Они являются системными инсектицидами: растения поглощают их и включают токсин во все свои ткани: стебли, листья, пыльцу, нектар, сок. Почти все неоники используются в США для покрытия семян, включая почти все семена кукурузы и рапса, большинство семян сои и хлопчатника, а также неоникотиноидами обрабатывают многие садовые растения из садовых центров.
При этом, как заявляют экологи, только 5 процентов токсина попадают в кукурузу или сою; остальное отправляется в почву и окружающую среду. Неоники легко растворяются в воде, а значит, то, что используется на ферме, не останется на ферме. В итоге, эти инсектициды загрязнили ручьи, пруды и водно-болотные угодья.
«Это первое исследование, которое количественно оценило, насколько токсичными стали сельскохозяйственные угодья для насекомых, и которое показывает, что уровни токсичности быстро возросли, когда началась обработка семян неониками. И это совпадает с тем, когда пчеловоды стали видеть снижение численности пчел. Но это исследование — корреляции, поскольку не было количественной оценки того, насколько пчелы или другие насекомые действительно подвергаются воздействию неотикотиноидных пестицидов», — сказала Кляйн.
При этом, в исследовании не рассматривались многие задокументированные нелетальные воздействия неоников на пчел, в том числе нарушение репродукции, иммунной функции и неспособность эффективно ориентироваться.
«По этой причине мы считаем, что наше исследование является очень консервативной оценкой», — говорит Кляйн.
Некоторые ученые говорят, что сейчас происходит «апокалипсис насекомых».
Глобальный анализ 452 видов в 2014 году показал: численность насекомых снизилась на 45 процентов в течение 40 лет. В США количество бабочек-монархов за последние 20 лет упало на 80-90 процентов. Исследование, опубликованное в прошлом месяце, сообщило, что 81 вид бабочек в штате Огайо сократился в среднем на 33 процента за последние 20 лет. Авторы исследования из Огайо отметили, что систематические измерения популяций бабочек являются наглядным показателем того, как себя ощущают 5,5 миллионов видов насекомых в мире.
Мало того, что пчелы, бабочки и другие насекомые опыляют треть всех продовольственных культур, снижение численности насекомых сулит катастрофические экологические последствия и для человечества, предупреждают экологи.

Правда или ложь?

Комментируя очередной разоблачение неоникотиноидных инсектицидов, Дэвид Фишер, главный научный сотрудник и директор по безопасности опылителей, Bayer Crop Science, подчеркнул, что «сами авторы исследования признают, что их анализ является упрощенным, а поэтому и не является подходящей основой для того, чтобы делать выводы о рисках».
Регулирующие агентства, такие как EPA (Агентство по охране окружающей среды США), пришли к выводу, что обработка семян неониками представляет низкий риск.
Bayer-Monsanto производит имидаклоприд и клотианидин, два из трех неоникотиноидов, которые, по мнению экологов из «Друзей Земли», в наибольшей степени влияют на общую токсичность американского агроландшафта.
Syngenta-ChemChina производит третий, тиаметоксам.
«Неоникотиноиды менее токсичны для организмов, не являющихся мишенями, чем более старые инсектициды, и, при использовании в соответствии с этикеткой, имеют низкий риск для пчел», — говорится в заявлении Syngenta.
В 2018 году Европейский Союз запретил использование неоникотиноидов в полевых условиях на основании их вреда опылителям. В 2019 году в Канаде также были введены ограничения на использование наиболее широко используемых неоникотиноидов.
По словам соавтора исследования Джонатана Лундгрена, агроэколога и директора Фонда ECDYSIS, фермеры, в том числе и зависимые от химических веществ, обязаны понять пользу восстановительных методов сельского хозяйства и то, что бизнес по производству кукурузы и сои не должен убивать насекомых-опылителей.
«Работать вместе с природой — это хороший деловой подход», — подытожил он.
Источник: nationalgeographic.com

Сейчас читают: