40 лет войны с комарами: как в СССР победили малярию


Из-за прохладной зимы в Сочи сократилось поголовье рыб гамбузий, завезенных в советские времена для борьбы с личинками малярийных комаров. Из-за этого может вырасти популяция переносчиков опасного заболевания, которое чуть более полувека назад было настоящим кошмаром Черноморского побережья и ряда других регионов СССР. Советское здравоохранение имело определенные недостатки. Но у него было одно неоспоримое достижение, сейчас известное не всем: Советский Союз полностью искоренил малярию, которая еще 100 лет назад была самым распространенным инфекционным заболеванием в стране. Евгений Антонюк — об одном из главных успехов советской медицины и эпиднадзора.

Откуда малярия в России

Малярия до сих пор остается одним из самых распространенных и опасных заболеваний в мире, ежегодно ей заболевает несколько сотен миллионов человек, а умирают от нее сотни тысяч (а в отдельные годы даже миллионы) человек. Но эта болезнь сегодня ассоциируется с жаркими тропическими странами. Откуда ей взяться в достаточно прохладной России?
Однако еще 70-80 лет назад малярия в СССР была не экзотической болезнью, а обычной повседневностью. Болезнью настолько же привычной, как ОРВИ или грипп, только значительно более опасной. В просторечии ее именовали «трясухой». Главные переносчики инфекции — малярийные комары — обитали на всей территории Российской империи, а затем и Советского Союза.
В поздние советские времена Черноморское побережье было кусочком тропического рая и самым популярным местом отдыха в стране. Но еще в середине XIX века эти края были страшным и гиблым местом. Служившие в местных гарнизонах солдаты имели гораздо больше шансов погибнуть от укуса комара, нежели от вражеской пули. Дьячков-Тарасов, имевший опыт службы на Кубани и Кавказе, вспоминал о Черноморском побережье:
Служба и жизнь на береговой линии были не красны: там, кроме Анапы, свирепствовала летом малярия; в пять лет менялся состав нижних чинов в батальонах, вызванный маляриею. Укрепления эти служили еще «не столь отдаленным меcтoм» ссылки для провинившихся офицеров в других частях Poccии и Кавказа.
Но малярия была распространена не только в Черноморье и других теплых регионах. Болезнь лютовала повсюду — от западных губерний до Дальнего Востока, за исключением приполярных территорий. Самыми неблагополучными регионами по малярии, не считая жарких южных, были Астраханская, Пензенская, Самарская, Симбирская, Саратовская, Казанская и Оренбургская губернии.
В начале ХХ века в Российской империи была создана «Постоянная комиссия по изучению малярии», которая констатировала, что малярия в России является самым распространенным инфекционным заболеванием. В среднем в год малярия регистрировалась примерно у 3-5 миллионов человек. В годы с особенно жарким летом заболеваемость возрастала. На Кавказе на пиках эпидемий болел каждый 12-й житель, в Астраханской губернии эпидемия малярии охватывала на пике 8-10% населения.
В средней полосе России типичные формы малярии (наиболее распространенной формой была т.н. трехдневная малярия) были не такими тяжелыми, как тропическая. Тем не менее и они могли приводить к летальному исходу. Учитывая высокий уровень заболеваемости, речь шла о тысячах, а в случае серьезных эпидемий — о десятках тысяч человек ежегодно.

Разруха, дефицит, катастрофа

После Октябрьской революции большевики были полны решимости покончить с малярией. Однако на первых порах все свелось только к декларациям, а полный развал прежней системы здравоохранения и резкое снижение уровня жизни, вызванное разрухой всех сфер, ухудшил и без того неблагополучную ситуацию. В 20-е годы в стране была развернута сеть малярийных станций в наиболее неблагополучных регионах.
Однако фактически их деятельность ничем не отличалась от дореволюционных земских больниц и фельдшерских пунктов. Борьба с малярией по-прежнему сводилась к выдаче хинина больным. На другие противомалярийные мероприятия денег просто не было. Они если и планировались, чаще всего оставались на бумаге или реализовывались в ничтожном масштабе от запланированного. Из-за развала хозяйства и пертурбаций в экономике сам по себе хинин стал дефицитом в СССР и выдавался только тяжелым больным.
20-е и 30-е годы стали периодом, когда малярия царствовала в СССР. Например, в 1923 году в одной только Москве, которая всегда считалась весьма благополучной в малярийном отношении, было зафиксировано около 150 тысяч больных. Реальное число заболевших, судя по всему, было значительно выше. Был популярен слух, что малярией заразился и лежит при смерти сам Троцкий, на тот момент наиболее вероятный преемник Ленина во главе государства.
В Барнауле после жаркого лета 1929 года малярию выявили у каждого десятого жителя города. Эпидемии буквально захлестывали страну, их масштаб увеличился по сравнению с прежними временами в несколько раз. Так, в эпидемию 1923 года малярией переболело по меньшей мере 10 млн человек. В начале 30-х годов одна за другой последовали несколько очень серьезных эпидемий. Во время пиковой 1934 года заболели 9 миллионов человек.

«Геноцид» комаров

После нескольких серьезных эпидемий начала 30-х годов в СССР наконец начались комплексные мероприятия по борьбе с опасным заболеванием. Правда, они были прерваны «на взлете» из-за начавшейся войны. Вновь вернуться к борьбе с малярией удалось только после войны в конце 40-х годов. Переломными стали 1947-1949 годы, когда в СССР начали массово внедряться инсектициды типа ДДТ, а на борьбу с болезнью стали выделять гораздо больше средства. Это довольно быстро дало свои плоды.
С начала 50-х в СССР повсеместно началось серьезное сокращение числа заболевших. В 1956 году было объявлено, что малярия полностью побеждена в Сочи и на Черноморском побережье, которые исторически были главными горячими точками на карте. С 1957 года в Москве перестали фиксироваться случаи местной малярии. А в 1960 году СССР официально объявил о полной победе над одной из самых распространенных инфекционных болезней.
С тех пор в СССР и России по-прежнему выявляется небольшое число случаев малярии в год (на уровне нескольких десятков — нескольких сотен), но все они, за редчайшими исключениями, являются завозными из неблагополучных стран.
Одолеть коварную болезнь удалось благодаря комплексным мерам. На вооружение были приняты как новейшие достижения науки и техники, так и достаточно экзотичные, но действенные методы.
Одной из важнейших мер в борьбе с малярией было осушение болот, рассадников болезни. В самых «малярийных» регионах были развернуты масштабные программы. Заболоченные местности на юге засаживались эвкалиптами и платанами. Эти деревья препятствовали повторному заболачиванию местности, осушая почву.
Анофелогенные водоемы (те, где были обнаружены личинки комаров рода Anopheles, которые и являются переносчиками заболевания) обрабатывались специальными химикатами или подвергались «нефтеванию» (добавлению керосина). В конце 40-х с появлением ДДТ, ставшего самым популярным инсектицидом в мире, началось его массовое применение в Советском Союзе.
Инсектицидами обрабатывались проблемные в малярийном отношении места. С появлением сельхозавиации, при помощи которой можно было опылять большие участки при минимуме затрат, борьба с комарами вышла на новый уровень. Разумеется, полностью истребить их было просто не под силу, зато сократить их численность оказалось возможно. Одно только сокращение популяции малярийных комаров благотворно сказалось на заболеваемости.
Были и более экзотичные, но при этом эффективные методы борьбы. Например, заселение опасных в малярийном отношении водоемов гамбузией Хольбрука. Эта маленькая рыбка, прежде жившая только в Северной Америке, оказалась самым беспощадным уничтожителем малярийных комаров — личинки этих насекомых являются основой ее рациона. После Первой мировой войны гамбузию начали завозить в европейские страны в рамках борьбы с малярией. В СССР первых рыб завезли во второй половине 20-х годов, но масштабное заселение южных водоемов этой рыбой началось уже в 40-50-е годы.

Контроль за заболевшими

Все эти мероприятия позволили значительно сократить поголовье малярийных комаров в СССР. Однако полностью истребить их не под силу никому. Поэтому и по сей день малярийные комары живут почти во всех регионах страны. Однако, несмотря на наличие комаров-переносчиков, эпидемий малярии в СССР и России не было со времен ВОВ.
Этого удалось достигнуть благодаря тщательному контролю за завозными случаями, то есть за людьми, которые заболели малярией за пределами страны. Сам по себе укус малярийного комара для человека безвреден, если комар не инфицирован паразитами-плазмодиями. Но если такой комар укусит инфицированного человека, он сам станет переносчиком инфекции. Поэтому, помимо сокращения количества комаров, необходимо было полностью излечить всех заболевших.
В послевоенное время в СССР удалось наладить производство лекарств от малярии, благодаря чему дефицита больше не было. Для предотвращения эпидемий в опасные регионы регулярно выезжали специальные врачебно-санитарные экспедиции, которые на местах раздавали средства для профилактики и лечили уже заболевших. Благодаря этому с начала 50-х годов количество заболевших малярией неизменно сокращалось.
В результате всех этих мероприятий к 1960 году удалось сократить число местных случаев малярии до нуля. С этого момента основные усилия были направлены на максимально быстрое выявление завозных случаев малярии, которые теперь представляли основную опасность.
Искоренение малярии заняло 40 лет. Тем не менее эта цель была достигнута. Со второй половины ХХ века малярия в СССР превратилась из самого распространенного инфекционного заболевания в стране в болезнь далеких и экзотических стран.
Источник: ruposters.ru